← вернуться в блог


Обитатели Эстеллора. Часть 2. Достижения людей: религия, магия и наука

Опубликовано May 14th, 2017 [Легенды] by Allmektiger

Старый мир был наполнен чудесами. В нем сосуществовали и великие чародеи, способные проходить сквозь пространство и время и испепелять целые армии могущественными заклинаниями, и боги с преданными им служителями, и изобретатели, постигшие знания механики и воздухоплавания. Но никто из них не был способен предотвратить катастрофу. Более того, многих она застигла врасплох, из-за чего часть знаний была утеряна навсегда. Никто из них не был причастен к открытию спасительных порталов, они были созданы чьей-то незримой волей, но эта тайна так и оставалась загадкой.

Тем не менее, такое знаменательное событие не могло не отразиться на человеческой вере. Юродивые пророки, которые находились чуть ли не в каждом более-менее крупном поселении, предвещавшие адские муки и кончину мира, но постоянно подвергавшиеся насмешкам и гонениям, концу света не удивились. Впрочем, не все из них действительно обладали какой-то верой, многие среди них были просто умалишенными. Но после завершения трагических событий и Исхода, многие люди списывали их на кару небесную за грехи, и воспринимали Эстеллор как божественный дар. К несчастью, объединяющим фактором это не послужило, как грибы после дождя, начали множиться всевозможные религиозные культы, каждый из которых трактовал события по-своему. Жрецы старых богов конец света связывали с ними, но, к их изумлению, а затем и страху, они обнаружили, что их мольбы и приношения, которые до Исхода были эффективны и приносили быстрый и видимый результат, в Эстеллоре не возымели никакого эффекта. Либо боги были глухи, либо они не перешли в новый мир. И то, и другое пугало одинаково, но, так или иначе, видя беспомощность бывших жрецов, люди отворачивались от них. Лишь немногие, особенно преданные фанатики, продолжали совершать обряды, но уже больше как дань традиции, а не ради практической выгоды.

Была и другая группа верующих, которая не поклонялась какому-то конкретному младшему богу, но верила в единого Великого Творца. В старом мире политеизма они имели влияние лишь в отдельных королевствах, но после Исхода все изменилось. В их практики входило не только непосредственное служение, которое приносило гораздо меньше плодов, чем у жрецов персонифицированных богов, но и работа над внутренней силой, медитации и другие способы развития духовности. Поэтому в Эстеллоре они не остались беспомощны и, более того, обнаружили увеличение своих сил. Не потеряв веру, они продолжили нести ее в массы, собирая толпы последователей, и организовали Церковь Великого Творца. Наибольшее влияние она получила в Гриффинсдейле, где под ее эгидой собралось несколько рыцарских орденов, а центром стал монастырь Железного Сердца, построенный на небольшом острове близ устья Железной реки, названной так из-за красноватого оттенка и большого месторождения железа, найденного у ее истоков. Церковь связала конец старого мира с воздаянием за неверие, и требовала полного искоренения любой ереси и скверны в Эстеллоре, создав для этого мощный механизм инквизиции. Паладины святых орденов занялись истреблением противоестественных существ и чародеев везде, где могли их достать, из-за чего из Гриффинсдейла магия почти полностью оказалась изгнана, за исключением узкоспециализированных королевских алхимиков, занимавшихся обработкой алмазов.

В Кристальной Империи и Розенгарде инквизиция, хотя и пыталась пустить корни, но такого же влияния не имела, так что большинство людей, обладавших магическими способностями, перебралось в них. Более того, в Розенгарде равноправие поддерживалось на государственном уровне, поэтому маги собирали в нем собственные ордены и открывали школы для начинающих волшебников. Наиболее влиятельным был орден Хранителей, который официально поддерживался и спонсировался верховной властью. В него приглашались чародеи, достигнувшие наибольших успехов на магическом поприще, к их услугам прибегали в моменты нужды государственной важности. Кристальная Империя не могла похвастаться такими достижениями, Церковь в ней все же укрепилась сильнее. И хотя открытое противостояние между инквизицией и чародеями в ней пресекалось, церковники успешно вбивали в умы простого народа неприязнь к колдунам, из-за чего последним приходилось селиться в уединенных местах или не афишировать свою деятельность. Крестьяне, хотя и боялись их, при возможности любили обращаться к ним со всевозможными корыстными запросами, как то привороты, отвороты или наведение порчи на недругов.

Если говорить о самой магии, то после Исхода она несколько изменилась. Она стала менее зависима от материальных ингредиентов, но в гораздо большей степени от личных способностей, так что начинающим адептам и колдунам, привыкшим полагаться на атрибутику, пришлось не просто. Продвинутые же маги, уже достигшие высот в концентрации и умении управления магическими потоками, не только не ослабели, но и открыли новые способы применения их сил. Если старый мир имел несколько уровней пространства, между которыми чародеи могли с успехом перемещаться, то Эстеллор казался монолитным. И материальные, и духовные предметы обладали в нем единой природой, так что, как таковой, связи с потусторонними мирами не стало. По слухам, лишь отдельные избранные могли приоткрыть грань мира и заглянуть за нее, но они не спешили раскрывать себя и делиться своими знаниями.

В колдовском сообществе были и отщепенцы. Одни были гонимы даже собратьями, и специализировались на связи с демоническими силами или же духами умерших. Но они удалились в слабоисследованные Дикие Пустоши, поэтому об их деятельности и успехах было известно не многое. Другие же уходили из цивилизации добровольно. Они называли себя друидами и занимали промежуточное положение между церковниками и чародеями. Свою силу они брали из дикой природы, и хотя после Исхода лишились части способностей, как, например, управление погодой, их влияние на растения, животных и метаболизм живых существ оставалось велико. Свои сообщества друиды организовывали в глухих лесах, наиболее крупное из которых находилось в Венгенорском лесу, рядом с королевством радикально настроенных эльфов. Эти эльфы считали своим долгом не только защищать лес, но и превентивно уничтожать всех чужаков, которые даже просто проходили мимо. С друидами, тем не менее, из-за близости взглядов у них сложились дружественные отношения.

Не только в магии и религии были развиты люди. Среди них были и те, кто постигал законы вселенной и механики. Впрочем, из-за развитости магии, наука и технология не была востребована в значимой мере, и ими занимался лишь небольшой круг лиц, который не отличался оккультными талантами или фанатичной верой, но имел высокоразвитый интеллект. Среди переживших Исход был и Эрастус Риггс, гениальный изобретатель, создававший сложнейшие устройства. Именно под его влиянием начались активные исследования природы Эстеллора. Для своих исследований он выбрал отдаленное место на границе Диких Земель. К нему присоединилось немало прогрессивно-мыслящих людей с пытливым умом, которые основали коммуну, построенную на принципах равенства и братства. Именно так они себя и назвали, Небесное Братство, поскольку значительное место в их разработках занимало воздухоплавание и устройства, предназначенные для полета. За столетие они возвели огромный город-башню, в сотню человеческих ростов высотой, вершиной достигающий облаков, идеально подходящий для содержания целой флотилии дирижаблей, воздушных шаров и планеров. Помимо них, массово производились и различные измерительные приборы, необходимые для воздухоплавания, подзорные трубы, а также искусные военные устройства, такие как, например, многозарядная баллиста. Они наладили активную торговлю с гномами Дварфсхольма, от которых получали необходимые материалы и инструменты, и Розенгардом, куда экспортировали часть продукции, из которой наибольшим спросом пользовались воздушные лодки.