← вернуться в блог


Путешествие к Черной Башне. Часть 1

Опубликовано August 29th, 2017 [Легенды] by Allmektiger

Дождь лил третий день подряд. Под порывами ветра гнулись голые ветви деревьев. Впрочем, для поздней осени на Эстеллоре это было нормой, и одинокий странник, неспешно скачущий на гнедой кобыле по пустынной дороге был готов. Плотный черный шерстяной плащ, пропитанный жиром, надежно защищал его от холода и дождя.

- Еще немного, потерпи, - произнес он успокаивающим голосом, похлопав кобылицу по шее.

Путник снял перчатки, потер ладони друг о друга, и между ними возникло оранжевое свечение. Он приложил их к лошади, и волны тепла потекли в ее тело, согревая и придавая ей сил. Кобылица стала скакать заметно бодрее.

Диск Солнца медленно затухал. На Эстеллоре оно никогда не заходило за горизонт, и лишь в течение долгих месяцев можно было наблюдать, как оно либо плавно опускалось ниже к земле, либо отдалялось от нее. Сейчас оно было довольно высоко, что знаменовало близкий приход зимы. Его тепло гораздо меньше согревало землю, дни становились все холоднее, а деревья уже сбросили листья. Скоро наступит время снегов.

Путник совершенно не хотел ночевать под дождем, поэтому он прибавил ход, и уже через час приблизился к мосту через широкую реку, за которым возвышалась огромная башня. Ее основание было настолько большим, что даже капитолий Розенгарда, самое великое здание республики, казался крошечным по сравнению с ним. Башня делилась на высокие ярусы-ступени, каждый последующий был уже на несколько десятков футов. Но даже несмотря на это, таких этажей была не одна дюжина, и под завесой дождя и низкими тучами рассмотреть вершину башни было невозможно. В обычное время на террасах этажей можно было наблюдать множество пришвартованных воздушных кораблей с огромными шарами над ними, но сейчас, из-за непогоды, все они были спущены и хранились в ангарах.

Пересеча мост, путник подошел к высоким двустворчатым дверям, окантованным металлическими полосами, и трижды постучал. Спустя несколько минут открылось небольшое окошко на двери, и из него послышался молодой голос:

- Небесное братство приветствует тебя, странник, назови себя и цель твоего визита.

- Я Эрвин, член ордена хранителей Розенгарда. Неделю назад я отправлял письмо с вороном Квинби Куперу, он должен ждать меня.

- Благодарю, сэр, подождите немного, - ответил привратник и закрыл окошко.

Над входом в башню выдавался большой навес, поэтому дождь уже не донимал Эрвина и его лошадь. Согревшись, он сбросил капюшон. Последние лучи вечернего солнца, пробивавшиеся сквозь тучи, осветили его длинные темные волосы, среди которых попадались отдельные седые пряди. Лицо его было худощавым, двухнедельная щетина, как и волосы, с седыми участками, скрывала слегка выдающийся острый подбородок. Во впалых глазах читалась усталость, сказывалась недельная дорога с минимумом сна. По виду ему нельзя было дать и сорока лет, кожу еще не успели затронуть морщины, хотя на самом деле его возраст подходил уже к шестому десятку.

Из-за дверей послышались щелчки замка, и со скрипом они открылись. За ними стоял молодой юноша в белой рубахе с манжетами и коричневых хлопковых брюках. На его круглом лице с каштановыми волосами средней длины и рваной челкой до глаз растянулась улыбка.

- Все в порядке, сэр, Квинби ожидает вас. Оставьте лошадь здесь, о ней позаботятся и отведут в конюшню. Пойдемте со мной, я провожу вас. Кстати, меня зовут Марк.

Эрвин снял с лошади довольно увесистую черную сумку и, перекинув ее через плечо, пошел вслед за юношей. 

К кобылице уже подходил конюх в серой рабочей одежде. Башня Небесного Братства была не просто башней, но целым городом, собранным в одном здании. В нем постоянно проживали несколько десятков тысяч человек, была оборудована вся необходимая инфраструктура: жилые помещения, столовые, магазины, мастерские, зоны отдыха. На террасах с солнечной стороны возделывались огороды, дающие богатый урожай благодаря применению наиболее продвинутых в Эстеллоре технологий, разводились птица и кролики. Ветер всегда дул по направлению к Солнцу, поэтому никакие запахи жителей Братства не беспокоили, система вентиляции была продумана безукоризненно. Хотя своих лошадей Братство не держало и перемещалось на воздушных судах, при входе была организована конюшня на полсотни лошадей для заезжих гостей. Сейчас она пустовала, и лошадь Эрвина была в ней единственной — сезон дождей не располагал к путешествиям.

Эрвин шел по широкому прямому коридору с высоким потолком, хорошо освещаемому яркими лампами. Вдоль него располагалось несчетное количество дверей, периодически прерываемое отходящими коридорами поменьше. Рядом с каждой дверью была прибита табличка. На некоторых из них были просто цифры, но на большинстве художественным шрифтом были выбиты всевозможные надписи: «Цех баллонов №3», «Столовая корпуса В», «Полезные мелочи от Мартина» и др. На первом этаже Башни Небесного Братства располагались в основном наиболее простые производственные мощности, рабочий день был уже закончен, поэтому людей было не много, все уже разошлись по верхним этажам. Встречались уборщицы, подметающие дневную пыль, подростки, перетаскивающие объемные мешки, и отдельные мужчины в сюртуках песочного цвета с синими нашивками на левой руке, осматривающие комнаты и что-то записывающие на ходу в большие журналы с кожаной обшивкой.

Эрвин молча следовал за юношей около десяти минут, пока наконец они не вышли в просторную комнату, по углам которой с противоположной от входа стороны виднелись выходы с просматриваемыми лестницами, уходящими наверх, между которыми находились три большие решетчатые двери с рычагами по левую сторону. Юноша подошел к центральной и дернул за рычаг. Послышался металлический скрежет и звук трущихся цепей. Через несколько мгновений из-за решетки пролился свет и дверь открылась. За ней оказалась небольшая кабинка кубической формы с немолодым человеком с длинной бородкой и усами в сером сюртуке, оценивающе глядящим на ожидавших. Марк услужливым жестом пригласил войти. Эрвин, недоверчиво озираясь по сторонам, переступил порог.

Он был у Братства впервые. До этого ему доводилось только читать и слышать рассказы от путешественников о странных людях, не носящих титулы, не использующих магию, но способных путешествовать по воздуху и творить всякие удивительные вещи. Иногда из окна своей гильдии он наблюдал залетающие в Розенгард корабли с огромными шарами над ними, но лично никогда к ним приближался. Он был слишком занят. Родившийся в семье потомственных чародеев, Эрвин и сам с детства обладал магическим даром. Всю юность он корпел над книгами, изучая основы магического искусства. В зрелом возрасте он успешно прошел вступительные испытания и был принят в качестве подмастерья в орден хранителей Розенгарда. Это не далось ему легко, туда отбирали только самых лучших, и испытания были по-настоящему суровы, не каждый даже просто выживал после них, не говоря уже об успешном прохождении. Тогда он и обзавелся первыми седыми прядями. Эрвин быстро обучался и впитывал мастерство своих наставников, поэтому к тридцати годам он уже сам достиг позиции учителя и начал тренировать неофитов.

- На девятый уровень, - произнес Марк, скрестив руки за спиной и заняв ожидающую стойку.

Человек в сером сюртуке дернул несколько рычагов, торчащих из небольшой панели на стене кабинки и закрыл дверь. Комнатка задрожала и снова послышался металлический лязг, начало ощущаться движение. Эрвин забегал глазами по сторонам, стараясь при этом не показывать волнения. Видимо, это удалось ему не слишком хорошо.

- Не волнуйтесь, сэр, лифт абсолютно безопасен. Авария была всего однажды много десятилетий назад, да и тогда обошлось без пострадавших, - сказал Марк, широко улыбнувшись.

- Лифт? - переспросил Эрвин, слегка прищурившись и переведя взгляд на юношу.

- Да, - кивнул Марк. - Устройство для быстрого перемещения между этажами. Разработка самого Эрастуса Риггса. Изумительная технология! Здесь даже не задействована сила пара, чистая механика. В множестве пружин из особого сплава адамантина, железа и серебра накапливается кинетическая энергия, которая затем через систему колес и рычагов, высвобождаясь, легко поднимает вес до тысячи фунтов! - воодушевленно и активно жестикулируя рассказывал юноша. Было видно, что он до глубины души увлечен наукой. - Достаточно всего пару раз в день взводить их. Ну вот, мы уже приехали…

Кабинка в последний раз дернулась и остановилась. Человек в сюртуке открыл дверь и освободил проход. Марк вышел первый и взглянул на Эрвина, кивком пригласив следовать за собой. Комната, в которой они оказались, как две капли воды была похожа на ту, из которой они поднялись — те же лестницы по краям, три рядом стоящих двери с рычагами, и выход в коридор. На девятом этаже он был не на столько широкий, боковые ответвления попадались чаще, что говорило о небольшой площади здешних помещений. На табличках возле дверей виднелись только номера, без текстовой расшифровки. «Жилые комнаты», - подумал про себя Эрвин. Несколько раз они сворачивали, пока, наконец, не подошли к комнате «9146». Марк постучал.

- Входите, - послышалось из-за двери.

Марк открыл дверь и рукой пригласил Эрвина войти. Он оказался в небольшой, но достаточно уютной комнате с резной винтажной мебелью, большим зеркалом с письменным столом перед ним, на котором лежало несколько стопок полностью исписанных бумаг, стояла чернильница и несколько перьев. В углу стояла односпальная кровать с высоким матрасом, застеленная шелковым покрывалом с вышитыми птицами и облаками. В роскошном кресле с мягкой обивкой перед столом сидел старик с густой бородой, в бежевом плотном шелковом халате, мягких тапочках и колпаке, скрывающим выглядывающие седые кудри и проглядывающуюся лысину. На его старческом лице, испещренном морщинами, на большом и широком носу были надеты очки с металлической оправой и толстыми стеклами, за которыми просматривались сверкающие глаза, полные нетерпения.

- Спасибо, Марк! Можешь быть свободен, - произнес он глухим голосом, и довольно прытко для своего возраста встал с кресла, подошел к Эрвину и, улыбаясь, обеими руками крепко и долго пожал его свободную руку. - Рад встречи, друг мой! Я — Квинби, но думаю ты и сам это уже понял. Как хорошо, что ваш совет так быстро внял моему предложению, - слова на столько быстро вырывались из него одно за другим, что еще чуть быстрее, и их уже было бы не разобрать.

- Мы все сможем извлечь пользу из вашей затеи, поэтому совет и посла меня. Я отли… -  начал отвечать Эрвин сдержанным и деловым, но вежливым тоном, слегка улыбнувшись, пока Квинби не перебил его:

- Да-да, прошу простить старика, не часто меня навещают гости, в особенности не из братства. Располагайся, друг мой, наверняка ты устал с дороги, сейчас я заварю нам чаю, - протараторил Квинби и махнул рукой в сторону стула рядом с письменным столом. Он подошел к небольшому столику в углу комнаты, на котором уже были подготовлены небольшие бронзовые чашки и чайник с выгравированным узором, из носика которого поднимался пар.

Эрвин сбросил с плеча сумку рядом со стулом и снял плащ, повесив его на вешалку около входной двери. Под плащом оказалась практичная походная роба магов — хлопковая, сине-черного цвета, укороченного образца с высоким разрезом спереди, не мешающим ходьбе и верховой езде. На широком поясе были подвешены несколько мешочков с различными магическими атрибутами, о назначении которых было известно только Эрвину, и кошель с кристаллами. Навязчивые манеры старика не слишком ему импонировали, но он был проинструктирован об обычаях Небесного Братства, поэтому был готов к такому. У этих людей не было разделения по рангам, правителей и подчиненных — все были равны. Конечно, это не исключало наставничества, но его корни крылись не в жесткой дисциплине, а искреннем уважении к друг другу и готовности учиться у более опытных товарищей. Такое поведение воспитывалось с самого детства, поэтому у братства позволялись такие вольности, какие могли быть не простительны в иерархическом обществе.

Квинби сгреб все бумаги в дальний угол стола, и поставил кружки со свежезаваренным чаем перед собой и гостем. Пристально посмотрев на Эрвина, он продолжил:

- Итак, друг мой, что тебе известно о том, что нам предстоит?

- Вы готовите воздушную экспедицию к Черной Башне, - не долго поразмыслив, ответил Эрвин. - И вам потребовалась помощь магов, поскольку все предыдущие экспедиции провалились. Совет и раньше предпринимал безуспешные попытки добраться до башни, но у нас ничего не получалось.

- Все верно, друг мой, - Квимби немного погрустнел и, сделав глоток, продолжил. - Уже не один раз предпринимались попытки добраться до нее, и по земле, и по воздуху, но ни одна из них не увенчалась успехом… Пешие экспедиции не могли преодолеть пустыню, жар от Солнца там невыносимый. На наших кораблях нам также не удавалось добраться, сколько хороших людей погибло, а ведь с некоторыми из них я как сейчас с тобой пил чай… Перелет через Кольцевые горы опасен сам по себе, а за ними еще хуже. Ветер закручивается в вихри и поднимает вверх. Лишь одной экспедиции удалось выжить и приземлиться рядом с горами, где им помогли гномы.

- Так почему ты считаешь, что это удастся нам? - Эрвин уже перешел на «ты», поскольку ему изначально не слишком нравилась эта затея, но спорить с приказом совета он не мог.

- О, не беспокойся, мой друг, я все рассчитал! Я не случайно позвал вас именно сейчас, в конце осени. Сезон дождей закончится со дня на день, и на несколько недель придет спокойная погода. Солнце уже достаточно высоко и не печет так сильно, как летом, поэтому у нас будет время, чтобы безопасно успеть добраться и вернуться до прихода зимних буранов. Мы будем во Внутренней пустыне уже в первую неделю зимы, и зной там будет не такой сильный. Надеюсь, и ветры тоже… Кроме того, я изобрел уникальное серебряное покрытие для кожуха воздушного баллона, которое будет отражать от него прямые солнечные лучи, чтобы он не лопнул от жары.

- Если все так хорошо, то зачем тогда тебе понадобилась помощь магов?

- Для надежности, конечно! Наши технологии хотя и развиты, но не совершенны. Я не закоренелый технократ, как можно подумать, и всегда уважал деятельность магов. Перелет через горы опасен сам по себе, в них водится не мало опасных тварей, и дополнительная магическая поддержка там, где не справятся наши баллисты, нам пригодится. Кроме того, ты наверняка владеешь магией воздуха? Это очень поможет при маневрировании.

- Да, я специалист по всей стихийной магии, - кивнул Эрвин, хотя сомнения все еще не покидали его. У него не было желания окончить свою жизнь раньше времени.

- Вот и отлично! - довольно потер руки Квимби и улыбнулся. - Тогда нам точно ничего не грозит.

Некоторое время они пили чай молча, погрузившись в свои мысли о предстоящей экспедиции. Затем, чтобы отвлечься, обсудили последние новости и слухи, подискутировали о взаимосвязи магии и техники. Час уже был совсем поздний, и Квимби подергал за шнурок, торчащий прямо из стены. Через несколько минут вошла молодая горничная, которая проводила Эрвина в гостевую комнату несколькими этажами ниже, где его уже ждал ужин и чистая заправленная постель. Аппетита у него не было, слова старика не слишком обнадежили мага, слишком жуткие легенды ходили о неприступности Черной Башни, поэтому ел он не много. Но, дорожная усталость взяла свое, а мягкая, буквально воздушная перина, которой не найти в Розенгарде даже у членов совета, разморила еще больше, и Эрвин быстро погрузился в сон…