← вернуться в блог


Важная доставка

Опубликовано June 23rd, 2018 [Легенды] by Allmektiger

Недвижное далёкое солнце плохо согревало уставших путников, пробиравшихся по горной тропе. Трое дворфов волокли на спинах тяжёлые рюкзаки. Широкие, коренастые существа отличались немалой выносливостью, но даже для них привычные горные дороги становились едва проходимы во время зимних ветров. Только срочный заказ от Небесного Братства мог заставить бургомистра отправить троих верных дварфов из Диперскейва с ответственной миссией. Больший отряд привлёк бы много лишнего внимания.  

Следуя горным серпантином во время лютой стужи возглавлявший группу Эйтри рисковал потерять не только ценный груз, но и спутников. Несмотря на спешку, было решено остановиться на некоторое время в надежде переждать снежную бурю.

- Если наши кости вмёрзнут в эти проклятые скалы, труд наших братьев напрасно сгинет в горах на радость искателям сокровищ. - Остановил Эйтри ещё сохранивших энтузиазм более молодых дворфов - Магни  и Тандри. - Если мне не изменяет память, - он ещё раз прикинул пройденное расстояние, - и мы не сбились с пути, то скоро нам попадется какое-никакое убежище. 

- Пещера, мастер Эйтри! - Воскликнул наиболее зоркий из группы Тандри. - Кажется, я вижу пещеру. 

- Не спеши! Пещеры могут таить много неожиданностей. Мы должны быть осторожны. 

- С моим мушкетом - разбойники и монстры нам не страшны! - Запальчиво выкрикнул Магни. 

- Не забывай о солнце, боец. Сейчас оно играет против нас - твоё оружие во время холодов становится менее дальнобойным из-за сжатия стали. 

- Но в пещере у костра оно отогреется, мастер Эйтри. - Ободренный перспективой отдыха, ответил Магни. 

Дворфы следовали по дороге, держась подальше от опасного склона. Впереди они действительно обнаружили широкую щель в скальной породе, которая вела в глубь гор. Эйтри с облегчением вздохнул и первым вошёл в пещеру. Спутники осторожно направились следом. Они понимали: обманчивой надёжности горных массивов нельзя доверять. Обопрётся неосторожный путешественник на вековой камень, а он, подточенный горными водами, обрушится и погребёт под собой всех. А крики ужаса умирающих только ещё больше потревожат шаткое равновесие скал. Горы любят тишину. 

Щель в скалах продолжалась коридором, который через несколько шагов сворачивал немного в сторону, открывая вид на большую пещерную камеру естественного происхождения. Робкий оранжевый свет, игравший бликами и рисовавший причудливые тени на скальных стенах, насторожил путников и Эйтли велел остановиться. 

В это время до них донёсся страшный рык на несколько мгновений перекрыв доносившиеся снаружи приглушённые завывания ветра. Страшный звук заставил их затаить дыхание.

- Только минотавра здесь не хватало... - прошептал Эйтри. - неужели он выбрался из горных недр нам на погибель. 

Но не полудикий обитатель горных глубин показался перед дворфами. 

- Мархаба, странники. - Навстречу к ним подходил закутанный в тёплые одежды человек. По странному приветствию, опытный Эйтри сразу узнал в нём кочевника. - Не пугай так мой минотавр. Заходи - ложись к костру. 

- Здравствуй, кочевник, что ты забыл в наших горах? - проворчал Эйтри. - странно видеть жителя пустынь в столь суровых условиях. 

- Я простой торговец, как и вы, думаю. Я зовусь Гвембеш. Со мной мои слуги и немного буйный товар.  - Он засмеялся. 

- Откуда нам знать, что в пещере нет ловушки для неосторожных путников? - подозрительно посмотрел на него Магни. 

- Которых ты с дружками потом продашь на рабовладельческом рынке? - Эйтри уже сложил картину и понял, кто перед ним. 

- Вы всегда можете выйти обратно в снег. - Развёл руками кочевник. - Но если используешь разум, то увидишь, что мы опасаемся вас также, как и вы нас. Мы везём минотавра для продажи, это так. Но нас три человека осталось после проклятой бури, пусть боги будут нам свидетелями. Нам бы только эту рогатую скотину дотащить до дома. 

- Возможно, ты говоришь правду. - Пожал плечами Эйтри. - В любом случае, у нас нет выхода. Мы не можем продолжать путь в такую погоду. 

- Тогда будь гостем, дорогой странник, проходи к костру со своими друзьями. 

Пещера достаточно углублялась в скалы, чтобы можно было не беспокоится из-за пронизывающего ветра снаружи. Оранжево-красные блики приветливо играли на стенах. Только несколько силуэтов, сгустившихся вокруг костра, вызывали настороженность. Котелок с неведомым варевом источал загадочный сытный запах. Напротив входа и позади костра возвышалась клетка с минотавром. Сейчас, почуяв новых чужаков, существо пыхтело и рычало, а один из помощников Гвембеша пытался успокоить его. Он тыкал в него какой-то палкой, а минотавр фыркал и бил копытом. 

- Векеса! Не порть товар! Это, конечно, не девка, но раненый страж тоже никому не нужен, слушай, э? Одеяло набрось - он спать будет. 

Помощник Векеса кивнул, отложив рогатину и выполнил приказ хозяина. 

Дворфы поморщились, но начали усаживаться вокруг костра. 

- Сейчас не тот случай, когда мы можем выбирать себе компанию, ребята. - Шепнул своим спутникам Эйтри и добавил громче: - Когда ты в последний раз кормил минотавра, торговец?

- По дороге нам везло с дичью. - Радостно сообщил работорговец. 

Только сейчас Эйтри нашёл время, чтобы рассмотреть двух других существ, сидевших у гостеприимного костра. Один из них, подобно Гвембешу и Векесе был из племени кочевников. Он и был вторым помощником работорговца. А вот другой силуэт у костра насторожил Эйтри и других дворфов ещё во время сцены с минотавром. Широкий и мускулистый тролль странно смотрелся мирно сидящим у костра рядом с кочевником. Он пристально глядел в пламя, будто огонь говорил ему нечто большее, чем “сядь рядом, согрей свои кости, но не приближайся, ибо я пожру тебя”. 

- Что здесь делает тролль? Я не вижу на нём оков. - Спросил Магни у работорговца. Это была его первая боевая вылазка из Дварфсхольма и дворф испытывал сильное беспокойство. Тролль оторвал взгляд от костра и тяжелым взглядом окинул новоприбывших  дворфов. 

- Я не раб. Я есть свободный шаман мой народ. - Считая вопрос исчерпанным, тролль снова начал всматриваться в пламя. 

- Как скажешь. - Эйтри примирительно воздел руки. - Что в котелке? 

Тандри всё это время распологавший в углу их пожитки и ценный груз, тщательно завернутый в несколько слоёв ткани, оживился. 

- Мы поймали хитрый снежный баран, - весело ответил работорговец Гвембеш. - Мясо ещё осталось. 

- Это точно баран, а не кто-нибудь из менее удачливых странников, забредших в эту пещеру? - Засомневался в общительном торговце Магни, ощупывая свой мушкет - достаточно ли он прогрелся. 

- Обижаешь, дворф! Иди давай, поймай сам хитрый снежный баран! - Обиженно воскликнул второй помощник работорговца. 

- Хватит на всех баран, слушай! Спокойно, Гвала. Никто не спорит, что твоя стрела догнала хитрый снежный баран! 

- Мы не спорим с заслугами твоих помощников, Гвембеш. - Вступил в разговор Эйтри. Он порядком устал от споров и знал, что его спутники не менее голодны, чем он сам. А голодный дворф может оказаться свирепее сытого минотавра.   

- Тогда поедим. Не стоит отказываться от мяса в эту холодную зимнюю пору, верно, друзья мои? - Обратился Эйтри к своим товарищам. Получив одобрение старшего, дворфы, наконец, уселись вокруг костра, стараясь держаться равно подальше от сосредоточенного шамана троллей и затихшего под покрывалом минотавра. 

Мясная похлёбка разошлась по дорожным плошкам и вокруг огня сразу стало веселее. Дворфы не спешили расслабляться, помня о ценном грузе, на который вполне могут покуситься и алчные работорговцы-кочевники и тролль-шаман. Последний мог бы одолеть других путников не только физической, но и магической силой, которой противостоять было нечем ни дворфам, ни кочевникам. 

Тандри не сводил глаз с клетки и Векеса, сидевший рядом, спросил:

- Что, дворф боится? 

- Я вспоминаю, кочевник, как видел таких на воле. - Тандри тяжело вздохнул. 

- Расскажи, дворф. Хорошие истории помогают сократить время. - Вступил в разговор Гвембеш.

Тандри взглянул на Эйтри - тот кивнул. Тогда дворф заговорил снова. 

- У нас был небольшой отряд. Я был самым младшим пехотинцем. Моя первая вылазка. - Он помолчал пару секунд, вспоминая подробности. - Нас отправили… - Он запнулся и продолжил. - Неважно, по какому приказу, кочевник. В горах мы как дома, но даже для нас, дворфов, горные глубины таят много опасностей. Одна из них - минотавры. Мы не искали с ними встречи, но проклятые твари устроили нам засаду. Я не был готов ко всей этой крови и смерти. Мы потеряли половину отряда, но смогли забиться в узкий проход, куда минотавры из-за своих размеров не смогли за нами последовать. Возвращение домой потребовало больше времени, чем планировалось и домашние уже похоронили нас. 

- Чем тебе запомнились минотавры, дворф? - спросил Векеса.

- Тогда я узнал, что они умнее, чем кажется по их виду. Умнее, чем обычные звери, прячущиеся во тьме. Один из них с огромным мечом  набросился на меня, я не успел парировать и оказался на земле. Мастер Эйтри. - он кивнул в сторону дворфа. - Тогда спас мне жизнь. Но в тот момент, когда я лежал на полу в полусвете факелов моих товарищей, еще сражавшихся за жизнь, я встретился взглядом с минотавром, жаждущим моей смерти. - Тандри сделал паузу. - Тогда я перестал быть новичком и стал настоящим солдатом. Я понял одну незаменимую истину - страх - твой главный помощник в битве, он не даёт тебе сломя голову бежать в самую пасть смерти. Главное, не давать страху вставать во главе твоих помыслов.

- Да ты мудрец, дворф. - Улыбнулся работорговец. - У нас те, кто много болтает о смыслах, либо быстро умирают, либо доживают до старости и становятся мудрецами, которых все слушают открыв рот. - Он раскатисто засмеялся. 

- Ты прав, Тандри. - Кивнул Эйтри. - Пусть мы и боимся многого, но именно этот страх заставляет нас создавать всё более мощное оружие с каждым разом. 

- Правду говорит дворф. - Кивнул Векеса, ощупывая свою рогатину, которой он бил минотавра. 

Снова воцарилось молчание. Эйтри задумался о том, что на месте плененного минотавра мог бы оказаться каждый из спутников работорговцев, сложись обстоятельства по-другому. 

- Мастер Эйтри! - вдруг заговорил Магни. Тепло костра и сытная еда придали ему решимости. - Помните, Вы ещё обещали когда-нибудь рассказать о развалинах под Таргаромом? 

- Не является ли это военной тайной? - спросил Тандри. 

- Отчего же не рассказать, если наши попутчики не будут против. - Задумался Эйтри. Это был хороший способ отвлечь любопытных кочевников от соблазнительных мешков не слишком многочисленных дворфов. - Нет, Тандри. Дела столь давно минувших дней уже мало кому интересны, кроме стариков и желающих послушать истории прошлого. 

- Что ж, расскажи, дворф. - Улыбаясь, закивал Гвембеш. Другие кочевники тоже проявили интерес, прислушиваясь. - Сказания твоего народа бывают очень интересны, хоть и не так красочны, как истории моего народа.

- Тогда слушайте. Думаю, вам это будет интересно и по другим причинам, кочевники. - Начал Эйтри. Воображение рисовало ему дела минувших дней, когда жив был его дед Бигни, прославленный оружейник и и не менее умелый воин. В ту пору, на месте развалин возвышалась дворфская твердыня Рингистерн. Крепость охраняла подступы к ныне заброшенному руднику, который был как причиной возведения так и последующего разрушения дфорфского укрепления. 

Негромкий голос дворфа разносился под сводами пещеры. Слушали разместились вокруг костра, а кочевник Гвала подбросил топлива. Даже равнодушный к окружающему миру шаман троллей как будто начал прислушиваться к речи Эйтри. Только тревожный храп уснувшего беспокойным сном минотавра нарушал сосредоточенность рассказчика. 

- Рингистерн - отнюдь не был подобен Таргорому или другим более величественным твердыням дфорфов. Но наши соплеменники и здесь постарались на славу: стены 12-метровой высоты и 4-метровой ширины окружали внутренний двор, в центре которого возвышалось главное укрепление. Бойницы на стенах и угловых башнях могли долго сдерживать наступление врага. Удачное расположение в горах не оставляло другого выбора, кроме как штурмовать главные ворота, отделенные от тропы подъёмным мостом, либо подвергать твердыню длительной осаде. Бойцы, составлявшие гарнизон, были опытными воинами. Дед мой Бигни был отнюдь не самым лучшим среди них. 

В тот печальный день Бигни был в карауле на стенах твердыни. Он одним из первых заметил приближающееся разношерстное войско. Слоны и гиганты составляли самую заметные боевые единицы таинственного неприятеля. Но стоило войскам подойти ближе, как уже передавший тревожную весь дальше, Бигни рассмотрел всадников-лучников и незнакомые штандарты. Вести в те времена расходились более медленно, чем сейчас. Однако даже в Рингистерне слышали об участившихся набегах кочевников… 

- Я догадываюсь, о ком ты говоришь, гость у моего костра. - Задумчиво произнёс Гвимбеш. - В те времена одно из наших племён возвысилось над другими и покрыло себя славой. Много рабов и богатств прошло через наши руки. Мои предки тоже обагрили себя кровью в те памятные времена. 

- Не сомневаюсь, - поморщился Эйтли. - Но сейчас мы все не в том положении, чтобы мстить за старые обиды. 

- Ты мой гость, дворф. И твои спутники тоже. - Спокойно ответил кочевник. - По обычаям моего народа я буду опозорен, если кровь одного из вас прольётся у этого костра. Так что рассказывай свою историю дальше, будь спокоен. 

- Как скажешь, Гвембеш. - Эйтли подал знак своим спутникам успокоиться. Но Магни лишь крепче обхватил мушкет, скрытый зимним плащом. А старый дворф продолжил рассказ о временах ещё более старых, чем он сам: - Кочевники в своём безжалостном походе обратили внимание на дфорфский рудник, где мы добывали железную руду столь необходимую в военное время для создания копий, наконечников стрел и знаменитых коротких мечей, которыми кочевники сносили головы своих врагов. Я не буду называть точное количество солдат в гарнизоне Рингистерна, скажу лишь, что в сравнении с армией кочевников, то была лишь кучка храбрецов, вставшая на пути горной реки, широко разлившейся в весеннюю пору. Когда на стене собрались начальник гарнизона, сержанты, а мушкетёры заняли свои позиции, от армии отделилось несколько всадников под белым стягом. Был дан знак не стрелять и к стенам Рингистерна подъехал одетый в причудливые доспехи из металлических пластин и кожи важный господин в сопровождении своей свиты. 

- Слушайте, дворфы, вас мало, а нас - целая армия. Скоро весь Эстеллор содрогнётся под топотом наших коней, а солнце скроется за тучей из наших стрел! Мы не уничтожим вас, если вы, дфорфы, склонитесь перед нашим повелителем и не окажите сопротивления. От имени нашего повелителя, мы обещаем, что после того, как рудник перейдёт под наш контроль, а гарнизон наполнится нашими верными братьями, рабочие смогут и дальше продолжать добывать железную руду, а нынешние солдаты смогут примкнуть к нашей армии и прикоснуться к славе наших побед!

- А что будет, если мы откажемся? - Спросил тогда комендант крепости Рингистерн. Опытный и старый вояка не доверял громким речам кочевников.

- Тогда наши войска войдут в рудник и возьмут руду силой! - Ответил важный господин. - Ваши рудокопы будут сварены заживо в назидание остальным. А на раненых солдатах мы будем праздновать победу, пока они не испустят последний дух! Выбирай, дворф, какая участь тебе по душе! Если ворота вашей твердыни не откроются на рассвете следующего дня - значит, выбор ваш - худшая участь из предложенных.С этими словами кочевники удалились обратно в свой лагерь. Бигни в тот момент был неподалёку от командиров и видел помрачневшее лицо коменданта. Сражаться - означало обречь всех на смерть, но именно для защиты рудника они покинули родные города. Был ли иной выбор?

- Справедливые слова. - Прервал рассказ Векеса. - Славные были времена. 

- Что же решить твой командир: сдаться или биться? - Неожиданно подал голос шаман троллей. 

- Наверняка они выбрали славную смерть! - Воскликнул внимательно слушавший старшего спутника, Магни. 

- Когда смерть постучится в дверь - вряд ли ты захочешь открывать. - Проговорил Тандри, задумчиво глядя на угольки в костре. 

- Комендант понимал, что времени на призыв о помощи было слишком мало. 

- Наши братья ведь вошли в крепость дворфа? Раз каменный шатёр развалился! - Насмешливо произнёс Гвала. 

- Вошли. Но это было позже. - Неторопливо ответил Эйтри. - Тем вечером, комендант собрал во дворе твердыни весь гарнизон и произнёс воодушевляющую речь. “Братья-сослуживцы! - обратился к ним старый дворф. - Пусть кочевники превосходят нас числом, но стены, за которыми мы стоим созданы руками наших умелых прославленных инженеров и каменщиков. Даже горстки солдат будет достаточно, чтобы долго удерживать Рингистерн до прибытия подкрепления из Таргарома. Мы уже отправили воронов и подмога скоро направится к нам. Припасов у нас достаточно, чтобы выдержать осаду, если кочевники решат остаться у нас в гостях подольше. Пусть враг превосходит нас числом, но наша задача проще - мы дома за надёжными стенами, а кочевники - в чужом краю, перед запертыми вратами неприступной твердыни”. Закончив говорить, комендант отдал приказы офицерам и позвал нескольких верных солдат, включая моего деда, к себе в покои. “Вы хорошо служили мне и нашему правителю долгие годы. Но сегодня мы оказались перед силой, намного превосходящей нас числом. Завтра решится судьба нашей крепости - либо она падёт под силами кочевников, либо устоит и тогда орда двинется дальше. Я не думаю, что они захотят потратить сотни дней на осаду из-за одного единственного рудника. Но если случится так, что кочевники припасли для нас оружие посильнее привычных нам осадных орудий, необходимо будет выполнить секретный приказ”. Комендант достал из ящика стола свёрнутый в трубку пергамент. “Здесь в приказе за подписью правителя говорится, что ни один рудник не должен попасть в руки чужаков. Любой ценой мы должны предотвратить захват Рингистернского рудника. Для крайнего случая, я приказываю вам четверым взять со склада бочонки с порохом и всё необходимое для подрыва рудника. Любой доступ с поверхности должен быть завален”. - Так говорил комендант Рингистерна. 

- Неужто они подорвали рудник? - воскликнул Магни. - Ведь найти жилу и обустроить добычу занимает столько времени и сил! Неужто не было иного выхода? А что случилось с рабочими? 

- Всему своё время, друг мой. Наберись терпения. Тем утром, - продолжил историю Эйтри, - получив отказ сдать твердыню Рингистерн неприятель совершил решительную атаку на стены крепости. Бигни наблюдал за этим со стороны рудника, расположенного выше уровня крепости, и не мог рассмотреть все детали, но скорее всего нападающие использовали лестницы и крючья на верёвках, чтобы забраться на стены, а защитники отстреливались из мушкетов. Атакующие находились под прикрытием своих лучников, а дворфы скрывались за зубцами крепостных стен. Первые потери были понесены с обеих сторон, но пока что обе стороны держались уверенно и надеялись - одни на победу, другие - на скорую помощь соплеменников из Таргарома. Казалось, что нападение разбилось о стены твердыни и упорство её защитников. Кочевники отступили в свой лагерь. Наступила временная передышка и Бигни уже было решил, что секретный приказ коменданта не потребует выполнения. После дальнейших событий, Бигни не раз проклинал выбор коменданта - хотел бы он остаться в Рингистерне и сражаться вместе с другими воинами. Однако ему оставалось лишь наблюдать, как от лагеря отделилась неплотная группа под прикрытием лучников. Размеры новых врагов в три раза превосходили обычных кочевников. Они размахивали дубинами в два дфорфских роста и приближались к твердыне Рингистерн. Бигни не сразу признал их, но стоявший рядом и тоже наблюдавший за сражением старый рудокоп едва слышно пробормотал: “гиганты… в их армии есть гиганты… они обречены”. “о чём ты говоришь, старик? - спросил Бигни, - разве гиганты заключают союзы? разве гигантов можно поработить?” - но вопреки сомнениям моего деда, на поле битвы действительно появились гиганты. 

- Видишь, дорогой гость, - подал реплику работорговец Гвембеш, довольно поглаживая живот после сытного обеда. - Кочевник - не глупец и отвечает за слова. Возьмём крепость - значит возьмём! Боги покровительствовали предкам! 

- Да вот только сейчас твою спину не прикрывают гиганты, кочевник! - вспылил Магни, хватая мушкет. - А я - меткий стрелок. 

- Магни! Держи себя в руках! - Остановил его Эйтри, тоже поднявшись на ноги. Тандри тоже напрягся, думая о грузе, который они должны беречь больше своей уязвленной гордости. - Помни о нашей задаче. Мы временно разделяем убежище с теми, кто мог бы быть нашим врагом при других обстоятельствах. Но сейчас - не время для споров. Верно, кочевник? - Внимательно посмотрел старый дворф на Гвембеша. 

Тот сменил нейтральное выражение лица на широкую улыбку и кивнул, протягивая руки ладонями вверх.  

- Сейчас - время мира, дворф. Горячая кровь - всегда радует сердце, но пусть молодой дворф направляет силы на врагов, которые пускают его кровь, а не отравляют душу словами. 

Дворфы снова сели на свои места. Магни был уязвлён и рассержен. Тандри встревожен накалившейся обстановкой. Эйтри мысленно укорил себя за то, что у него не нашлось иных историй, чтобы отвлечь кочевников от порученного дворфам груза. 

- Так, что же было дальше, мастер Эйтри? - спросил Тандри. - Как повели себя гиганты?

- О, это были сильные существа. Ростом они достигали половины высоты крепостных стен, что давало им немалое преимущество. Выстрелы мушкетёров, ранее успешно отнимавшие жизни кочевников, теперь лишь раздражали новых противников. У гигантов не только толстая кожа, но и поверх они накидывали медвежьи и даже слоновьи шкуры. Вскоре бесполезные выстрелы прекратились - низкая скорострельность мушкетов не позволяла поливать врага непрерывным огнём, как это делали лучники. Гиганты добрались до стен крепости лишь ещё больше озлобившись и получив лишь лёгкие ранения. Может быть, кое-кому выбило глаз метким выстрелом, когда они подошли совсем близко, но это не решило исход сражения. Одни гиганты забирались на спины друг другу, чтобы зацепиться за края стены и забраться внутрь, другие использовали дубины как тараны, чтобы ломиться в подъёмный мост. С высоты рудника Бигни видел, как дворфы пытались укрепить ворота, как укрепление всё же начало поддаваться под натиском противника. Как гиганты начали забираться на стены и крушить, крушить, крушить… Но он ждал до последнего, когда загорелся сигнальный огонь. Сигнал только для него, для Бигни и означал он “Крепость пала”. “Ступай, старик… - велел Бигни. - мы потеряли Рингистерн. Теперь наша задача не отдать им рудник, за который они сражались”. 

- Проклятые дворфы.. - тихо сплюнул в сторону кочевник Гвала. 

- Бигни в последний раз взглянул на Рингистерн - хорошо укреплённый замок, где он учился быть воином  и верным товарищем, - продолжал Эйтри, - где остались его друзья и комендант, бывший для всех них суровым вторым отцом. Но приказ - есть приказ. Бигни прошёл по руднику, проверил заложенные бочонки с порохом, хорошо ли укреплены пропитанные маслом верёвки. “Все готовы? Мы должны уйти как можно дальше в глубь диких гор прежде чем фетиль догорит”. Он хотел сказать что-то ещё, но старик-рудокоп жестом остановил его: “начальник, послушай. Фетиль может погаснуть - как ты тогда убедишься, что приказ будет выполнен? Я столь долго работал на этом руднике, что уже и позабыл, как выглядят горные чертоги моего родного города, где я родился. Но если проклятые кочевники получат эту руду - я никогда не прощу себя, что остался в живых. Позволь мне проследить за тем, чтобы фетиль догорел и Рингистернский рудник был уничтожен и не попал в руки врагам”. Бигни тяжело вздохнул и только сказал: “спасибо, старик. Я расскажу о твоём подвиге всем соплеменникам. Как тебя зовут, рудокоп?” “Эйтри”. “Моя жена уже нарекла сыновей и если больше детей у нас не появится, то первого внука я назову в твою честь, так и знай, старик!”. Мой дед попрощался с рудокопом и с остальной группой они отправились в глубины гор, чтобы окольными путями, населёнными минотаврами и другими тварями снова выбраться к жилым областям. Спустя время, когда натиск орды кочевников был преодолен совместными усилиями разных племён, Бигни вернулся на то место, где Рингистерн вместе с сыновьями, чтобы они тоже отдали честь погибшим. Остатки твердыни стали памятником для павших в той битве. Рингистернский рудник был потерян навсегда, хотя предпринимались попытки снова отыскать железную жилу. Гигантов после ухода кочевников больше не видели - часть из них погибла в сражения, а уцелевшие - вернулись обратно в свои пещеры. Говорят, иногда ещё можно встретить одного или двух, вооружённых страшными дубинами, но без объединяющей силы они предпочитают войне охоту на горных баранов. 

- Прямо как Гвала, заваливший хитрый горный баран! - Засмеялся Гвембеш. - Хорошую историю ты рассказал, старый дфорф. Пусть по разные стороны обстрела находились твои и мои деды, но история - хороша! 

- Дворф уметь принимать смерть и уметь запасной план строить. Дворф не сдаваться. Горгак запомнить. - Снова раздался угрюмый голос шамана троллей. 

- Думаю, хватит на сегодня историй, - вздохнул Эйтри. - Время отдохнуть. Тандри, ты первый в карауле, потом разбудишь меня, а следом за мной настанет черёд Магни. 

- Страшится дворф кочевника? - самодовольно спросил Векеса, помешивая угли в костре. 

- Осторожность ещё никого не подвела, - усмехнулся Эйтри, - думаю, твой начальник поступит точно также. 

- Правду говоришь, дворф, - широко улыбнулся Гвембеш, - а то гляди, сбежит минотавр - пока ты храпеть будешь на весь мир, Векеса! 

Эйтри улёгся на расстеленный плащ недалеко от костра, а прыгавшие по стенам блики костра рисовали засыпавшему дворфу картины далёкого прошлого. Под неподвижным солнцем Эстеллора рождались и умирали его соплеменники, строились и разрушались вековечные твердыни, появлялись и снова уходили в неведомые глубины страшные существа. Но были среди живущих под солнцем и те, кто тайне войны часто предпочитал тайны этого мира. Многие из них ещё были скрыты от его обитателей. Центр мира привлекал любопытные взгляды, становясь ещё более привлекательным из-за своей недоступности. Может быть, ценный груз, который Эйтри должен доставить в Небесное Братство сделает достижение цели возможным. Но сам дфорф не понимал огня, что горел в сердцах искателей, желавших открыть все тайны мира. “Некоторые загадки должны оставаться загадками, подобно гигантам, которые погубили когда-то гарнизон Рингистерна”. - С этой мыслью Эйтри забылся тревожным сном.

На утро буря немного улеглась. Шамана троллей собравшиеся у костра уже не обнаружили - последний дежурный сообщил, что шаман ушел на рассвете. Дворфы не желая злоупотреблять гостеприимством кочевников, выступили через несколько часов после завтрака. Последними пещеру покинули Гвембеш и его спутники, волочившие клетку с минотавром, который после сна в тепле стал ещё более яростно ломиться наружу. Но дворфы уже не были далеко - горные тропы вели их к загадочной многоэтажной башне, где Братство ожидало свой заказ. 

Марина Умерова